zap (zapzap) wrote,
zap
zapzap

Брат

Недавно я рассказывала Боре Драгилёву в интервью про своё детство и вспомнила одну историю. Чувствую, что это должно быть написано.
То, о чём я напишу, возможно покажется кому-то неприемлемым. Что ж, кнопка «удалить из друзей» всегда к вашим услугам, фильтруйте свою реальность самостоятельно.

Нас в семье было двое детей — я и брат. Как-то с детства отношения не очень сложились: он издевался надо мной с методичностью маньяка, а я его за это ненавидела и желала, чтобы он умер.

Помню, в 17:00 по первому каналу начинались мультики, а это значило, что в 16:00 он начнёт меня мучать, чтобы успеть до просмотра. Я сжималась в комок, когда это время приближалось, старалась быть незаметной. Но он всё равно ловил меня и каждый раз придумывал новые пытки. Моей единственной защитной реакцией были слёзы — я плакала много и громко, но это не помогало.

Ночами я создавала в голове жестокие сценарии, когда я расправляюсь с ним с помощью яда или топора. Как он умоляет меня о пощаде, но я невозмутимо очищаю землю он его грязи. Единственное, что меня останавливало, это то, что было жалко родителей.

Это было тяжёлое время — перестройка и 90-е, им было совсем непросто. Когда я приходила к ним пожаловаться на брата и попросить помощи, они говорили: «Это твои проблемы, решай сама!». Я их не виню, как знать, как бы поступила, будь я в такой ситуации.

Однажды после очередной садистской сессии брат процедил: «Ненавижу тебя! Я хотел братика. А родилась никчёмная девчонка!». И хоть я была маленькая, эти слова врезались в мою память. С тех пор я начала замечать, что девочки и вправду никчёмные существа. Поверхностные, глупые, болтливые, истеричные. А мальчики наоборот спокойные, рассудительные и сильные.

Год за годом я совершенствовала свой критический взгляд и пришла к выводу, что не хочу быть девочкой. Всё в них внушало мне отвращение. В итоге я начала говорить о себе в мужском роде и одеваться, как мальчишка, хотя совсем не имела лесбийских пристрастий. Мне нравились мальчики и всё мужское. Мне даже очень хотелось иметь член и снились сны об этом!

Однако вернёмся к истории с братом. Моя пытка продолжалась лет до 16, пока он не уехал на полгода к бабушке в Калининград. Тогда я вздохнула с облегчением и обнаружила, что можно жить, не шарахаясь от каждой тени, не боясь чужого плохого настроения, и делать то, что хочется. Я вдохнула воздух свободы!

Когда он вернулся, я была уже не тем забитым существом. Стоило ему в первый же день дать мне подзатыльник, я ответила кулаком в челюсть — не сильно, но ответила. Я посмотрела ему прямо в глаза и твёрдо сказала: «Ещё раз ударишь — убью!». Он озадаченно потёр щёку и больше ко мне не прикасался.

С тех пор наши отношения начали налаживаться и мы даже умудрялись иногда поговорить по-дружески, как взрослые равноправные люди. Он с удивлением заметил, что я умная, я радовалась тому, что могу с ним перешучиваться. И хоть по-прежнему было напряжение — я так и не простила ему детство — в целом этот худой мир был лучше плохой войны.

Моя жизнь пошла в гору, а его наперекосяк. Я уехала из родительского дома, а потом из родного города — делать карьеру и искать себя. Он женился и развёлся, заболел гепатитом и начал спиваться.

Однажды я приехала домой в гости — был жаркий летний вечер и за окном пищали стрижи. Я обнаружила его голым на кровати, бьющимся в конвульсиях в собственной блевоте. Рядом лежала предсмертная записка и упаковки от каких-то таблеток. Он не отзывался на своё имя — дело было плохо.

Я заметалась по квартире в поисках телефона, а потом застыла на пороге комнаты. «Никто не знает, что я здесь, и не узнает, что была, если я сейчас просто уйду», — пронеслось в голове. Я смотрела на его жалкое тело и думала о том, что сейчас мои детские мечты могут воплотиться в реальность. Все мои слёзы, мольбы, боль стояли перед глазами неотмщённые. Я медленно подошла к аппарату, не отрывая глаз от брата, набрала номер и сказала: «Скорая, приезжайте! Попытка суицида».

Пока они ехали, я держала его за руку. Держала за руку, когда они выламывали ему вставные зубы, чтобы промыть желудок, — челюсть свело так, что её было не разжать. И когда выносили голого на носилках во двор и грузили в уазик на глазах у соседей. И когда отказывались принимать без документов в отделение. Разжала пальцы только, когда токсиколог Игорь Николаевич сказал: «Всё в порядке, можешь отпускать».

Это было очень легко — держать его вот так за руку. Гораздо легче, чем было бы потом все оставшиеся годы жизни вспоминать время от времени: «Я ушла тогда».

Впрочем, для брата это не сыграло особой роли. Он пытался покончить с собой ещё несколько раз, каждый раз всегда с каким-то изысканным юмором: то выпрыгнет с 4 этажа и ничего не сломает, но бросится под машину и ни царапинки. Как-то я пришла, а у него руки в бинтах:

— Что, опять с собой кончал? — ухмыльнулась я.
— Ага.
— А что живой?
— Да вены резал. Всё как положено: бритва, горячая ванна. Лежал-лежал. Замёрз. Скорую вызвал, — мы рассмеялись.
— Ну, я рада, что ты живой.
Это был один из последних раз, когда я его видела.

Из всех возможных способов покончить с собой он выбрал самый мучительный: он медленно спивался, теряя остатки личности и превращаясь в бессмысленное животное. В наши последние встречи с ним даже невозможно было разговаривать: пустые глаза, там уже никого не было. Спустя полгода его нашли на улице мёртвым.

Грустная история? Погодите, у неё есть продолжение.

Прошло много лет со дня его смерти и я продолжала вспоминать о своём детстве с горечью. Я не простила брата. Я чувствовала, что это отравляет меня изнутри: мёртвые не чувствуют боли, ему всё равно, а я чувствую и мне от этого плохо. «Если он где-то переродился и пробует пожить заново, помогаю ли я ему этими мыслями?» — думала я. Но что поделать — больное болит!

И вот пару месяцев назад мне приснился сон, который потряс меня до глубины души. Во сне ко мне пришёл брат. Он был голый по пояс и очень красив: его мускулистый загорелый торс переливался мышцами, спокойное уверенное лицо и внимательные глаза улыбались.

Он посмотрел на меня и сказал: «А ты молодец, сестрёнка!». Я поблагодарила его и почувствовала, что возбуждаюсь от его взгляда! Ничуть не растерявшись, я подошла к нему и обняла от всей души, вникнув в горячую поверхность его тела. Это было так спокойно и приятно. Моё возбуждение начало расти и передалось ему, словно не существовало границы между нашими телами. Мы слились воедино в этом простом объятии и растворились в ощущении любви. Когда, спустя вечность, мы отстранились друг от друга, он снова посмотрел на меня пронзительными голубыми глазами и исчез в пустоте сознания, оставив во мне ощущение тепла и безграничной любви.

«О, боже!» — моей первой мыслью после пробуждения был ужас, что я возжелала своего брата. «Ну и что?» — тут же поймала я себя. Страх инцеста, тем более во сне, — не более, чем ещё один бесполезный страх. Что он мне даст? А что мне дал этот сон?

Я наблюдала за своим состоянием и обнаруживала то, что искала годами: любовь к брату. Теперь прошлые воспоминания о нём растаяли и на их месте пылала горячая благодарность за эту последнюю встречу во сне. Пылало ярче всех страхов и неприятностей облегчение: я простила родителей, я простила брата, я простила себя за то, что пережила.

Какая разница, как это произошло, если теперь внутри у меня царит мир? Милосердное сознание выбрало действенную форму, чтобы воплотить наконец мою просьбу в реальность: я полюбила эту часть своей истории и могу идти дальше. Я снова увидела, что в каждом несчастии прячется счастье.

С этого короткого утреннего сна словно началась новая эпоха. Я стала сильнее и мудрее. В моей семье больше на одного человека. Моё сердце наполнилось состраданием ко всем мучителям и преступникам. Теперь я знаю, как это — прощать.


Model — Zap, zap.ogo-spb.ru. © Photo — Terence Wennink.
Tags: история, свобода, фото
Subscribe

  • Развитие: сексуальная революция в России

    Интересную задачку вы мне подкинули друзья! Орешек оказалось не так просто разгрызть — два дня перерывала интернет. Его содержимое меня удивило и…

  • Развитие: история сексуальной революции

    В двадцатом веке случилось удивительное и прекрасное событие: секс вышел на свободу! Вообще-то он был всегда и везде, но с приходом христианства и…

  • Творчество: свобода

    Возмущение, страх, непринятие — интересную дискуссию вызвало в моём инстаграмме фото скульптуры из мрамора, изображающей младенца. Комментаторам…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 54 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

  • Развитие: сексуальная революция в России

    Интересную задачку вы мне подкинули друзья! Орешек оказалось не так просто разгрызть — два дня перерывала интернет. Его содержимое меня удивило и…

  • Развитие: история сексуальной революции

    В двадцатом веке случилось удивительное и прекрасное событие: секс вышел на свободу! Вообще-то он был всегда и везде, но с приходом христианства и…

  • Творчество: свобода

    Возмущение, страх, непринятие — интересную дискуссию вызвало в моём инстаграмме фото скульптуры из мрамора, изображающей младенца. Комментаторам…